Архив материалов

Начиная с:
Заканчивая:

Вопросы-ответы

Уважаемые пользователи сайта, вы можете задать вопросы специалистам и авторам сайта, а также посмотреть ответы на предыдущие вопросы. Задать вопрос

Рассылка

Литература // «Аль-Каида»: «Матрица угрозы». Взгляд через призму времени

«Аль-Каида»: «Матрица угрозы». Взгляд через призму времени

«Аль-Каида». Для мирового сообщества эта организация и её лидер Усама бен Ладен давно уже стали созданным воплощением зла и ужаса для всего человечества.

Думал ли Мухаммад Авад бен Ладен, потомок йеменских каменщиков из Хадрамаута, эмигрировавший в 30-х годах в Саудовскую Аравию, что родившийся в 1957 году его очередной сын, через двадцать с небольшим лет, в силу протекающих сложных политических процессов в мире, на фоне длящегося противостояния мировых держав, превратится в главный символ международного терроризма, возглавит одну из самых мощных боевых организаций современности и станет врагом номер один Соединенных Шатов Америки?

Предначертанная свыше головокружительная карьера отца при королевском дворе саудитов, получившего эксклюзивные права по осуществлению строительных работ в Саудовской Аравии, сделали вхожим потомство Мухаммада бен Ладена в ближайший круг королевского окружения. В числе 54 сыновей и дочерей Мухаммада бен Ладена, единственный сын десятой жены, Усама был как остальные братья и сестры полноправным правонаследником богатств отца. Оставленное после гибели родителя в наследство огромное состояние и заработанный Мухаммадом бен Ладеном в королевской семье авторитет, позволяли молодому студенту инженерного факультета Университета имени короля Абд аль Азиза Усаме бен Ладену (УБЛ) вращаться в коридорах наследной власти саудовских принцев и постигать науку жизни.

В порядке изучения религиозных дисциплин Усама слушал университетские курсы лектора Мухаммада Кутба (брат теоретика политического исламизма Сайида Кутба) и Абдаллаха Аззама, одного из крупнейших идеологов джихадизма, который наиболее ярко проявит себя позже, во время войны в Афганистане. Проникшись идеями «Братьев-мусульман» и руководствуясь их доктриной джихада, молодой миллиардер в конце 1979 года оказался в Пакистане, где присоединился к афганскому фронту моджахедов, воюющих против Ограниченного контингента советских войск, введенных на территорию Демократической Республики Афганистан (ДРА).

Противостояние между СССР и США с началом ввода советских войск в ДРА приобрело новые очертания и перспективы. ЦРУ в рамках «афганского проекта» разрабатывает операцию под кодовым названием «Циклон» (Operation Cyclone). Эта программа по вооружению моджахедов, длившаяся в период с 1979 по 1989 годы, является одной из самых длинных и самых дорогостоящих секретных операций ЦРУ. Первичное финансирование программы началось с 20-30 миллионов в год и к 1987 году достигло уровня 630 миллионов долларов в год.

Соединенным Штатам удалось втянуть Советский Союз в политическую авантюру и затяжную войну. Советник Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский утверждал, что американской помощи афганским моджахедам предшествовали усилия США по вовлечению СССР в дорогостоящий и по возможности отвлекающий военный конфликт наподобие Вьетнамской войны. В своём интервью 1998 года французскому журналу «Le Nouvel Observateur» Бжезинский вспоминает: Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают… Секретная операция была отличной идеей. Её результатом стало заманивание Советского Союза в афганскую ловушку… В день, когда Советский Союз официально пересёк границу, я написал президенту Картеру: «Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою Вьетнамскую войну».

В реализации основных задач операции «Циклон» одна из ключевых ролей отводилась пакистанской разведке (ISI), которая использовалась в качестве посредника для распределения финансирования, снабжения оружием и обучения афганских отрядов сопротивления. Активное участие в «афганском проекте» с аналогичными программами принимали участие английское МИ-6, Специальная авиационная служба Саудовской Аравии и спецслужбы Китайской Народной Республики.

Межведомственная разведка Пакистана занималась вооружением и обучением афганских моджахедов. Через военные лагеря, функционировавшие под патронажем ISI за период с 1978 по 1992 гг., прошли подготовку свыше 100000 повстанцев. В интересы данной спецслужбы входила программа вербовки добровольцев из арабских государств в ряды афганского сопротивления.

Маловероятно, что вышеизложенные важнейшие военно-политические события того периода, происходившие в Афганистане при непосредственном участии двух мировых держав и ряда других государств, втянутых в этот региональный конфликт под тщательно разработанной и запущенной идеологической формулой «джихада», могли каким-либо образом не коснуться амбициозного миллиардера Усаму бен Ладена (УБЛ), активно принявшего участие в афганской войне и ставшего заметной фигурой афганского джихада. При содействии группировки «Джаамат-и-ислами» в декабре 1979 года УБЛ совершает поездку в Пешавар - один из главных центров движения афганских моджахедов - где проводит встречи с лидерами афганских партий и крупными полевыми командирами. По возвращению в Саудовскую Аравию, Усама с удвоенной энергией принимается за организацию сбора средств для поддержки афганского джихада.

Попытки официальных кругов и спецслужб США отвергнуть какую-либо причастность к созданию фундамента «Аль-Каиды», не выдерживают критики. Масштабы вмешательства США в военно-политическую ситуацию того периода и ход афганской войны, характер и содержание операции «Циклон» и многие другие факторы не позволяют делать выводы о том, что нынешний террорист номер один Усама бен Ладен мог каким-то образом оказаться вне происходившего процесса, действовать в совершенно автономном режиме или, по меньшей мере, без контактов со спецслужбами Саудовской Аравии – союзника США. Как отмечала «Независимая газета»: «Шанс на самореализацию был получен. УБЛ начал открывать вербовочные бюро во многих странах мира, финансировал переброску 10 тыс. «воинов ислама» из Саудовской Аравии, Египта, Пакистана, Судана, Йемена и Алжира в Афганистан. Им были созданы инфраструктуры для подготовки боевиков, наняты специалисты по организации партизанской войны, саботажа и секретных операций. Усама платил за обучение моджахедов и покупал им современное оружие. США поддерживали эти силы в рамках операции «Циклон», проводившейся ЦРУ (программа предусматривала выделение до 500 млн. долл. в год на содействие боевикам, сражавшимся против советских войск). Согласно некоторым источникам, эмиссары США встречались с бен Ладеном и именно он, действуя по указке своих друзей из разведки Саудовской Аравии, первым предложил вооружить боевиков «стингерами».

В 1982 году Усама бен Ладен со всей созданной им в Саудовской Аравии финансовой инфраструктурой поддержки афганских моджахедов перемещается в Пешавар, где немногим позднее совместно со своим бывшим профессором Абдуллой (Абдаллахом) Аззамом («Братья-мусульмане») создает первый гостевой дом для иностранных джихадистов «Мактаб-аль-Кидамат». Ими была проведена большая организационная работа по распределению и благоустройству тысяч добровольцев-моджахедов, прибывающих из разных стран мира. По сути дела, УБЛ и А.Аззам с каждым днем приобретали практический опыт создания и организации террористической «базы», изначально имевшей транснациональные черты и все более приобретавшей международный характер. Среди прибывавших в гостевой дом джихадистов «были саудовские отпрыски, для которых джихад в Афганистане был чем-то вроде летнего лагеря, исламисты-революционеры, вышедшие в том году из египетских застенков, алжирские «буялисты», недавно ставшие партизанами и бежавшие от репрессий. В то время всех их принимали с почестями: саудовскому истеблишменту, к которому бен Ладен и А.Аззам были близки, святое дело джихада давало возможность удержать под контролем потенциальных возмутителей спокойствия, отвлечь их от борьбы против существующих режимов в мусульманском мире и «большого» союзника – США, вывести их из-под под иранского влияния. Цель США была ясна: джихадисты сражались против советской «империи зла», освобождая американских «парней» на Ближнем Востоке от необходимости рисковать своими жизнями, а счет оплачивали нефтяные монархии к радости американского налогоплательщика».

Огромные финансовые потоки, шедшие из различных зарубежных источников, задействованные финансово-технические каналы операции «Циклон», активная позиция Пакистана - союзника США, оказывавшего всестороннюю поддержку движению моджахедов и «соответствующая» помощь КНР, Саудовской Аравии, а также Британских спецслужб - все эти факторы создавали сегодняшнюю региональную военно-политическую нестабильность, приведшую не только к непрекращающейся войне в Афганистане, но и к государственно-политическому кризису в Пакистане. На искусственно сформированную афганскую почву падали зерна глобального джихада и формировалась будущая идеологическая надстройка международного терроризма. Здесь, под руководством американских, британских и пакистанских инструкторов, проходили партизанскую обкатку и ковались будущие оперативники «Аль-Каиды», а также кадры для других террористических организаций, приобретавшие колоссальный опыт ведения боевых действий, партизанской войны, горной тактики, механизмов создания и функционирования подпольных структур, организации вербовочной работы, подготовки и совершения диверсий.

Складывающаяся ситуация на афганском фронте к 1986 году, позволяла Усаме бен Ладену продолжить реализацию планов по расширению своей деятельности уже на территории Афганистана. В 1988 году под патронажем УБЛ находилось значительное количество иностранных моджахедов, проходивших через учеты созданного «Бюро обслуживания». В сентябре 1988 года в Пешаваре состоялась встреча УБЛ и А.Аззама с их учителем, доктором Фадлем (настоящее имя - Саджид Имам аль Шариф, в прошлом врач из Египта, корифей «Аль-Каиды»), который на эту встречу привел Аймана аз-Завахири (группировка «Египетский Исламский Джихад»), также активного участника афганского фронта. Данная встреча в Пешаваре служит отправной точкой создания новой структуры, получившей впоследствии название «Аль-Каида» (букв. «база»). Следует отметить, что на начальном этапе возникновения новой организации УБЛ располагал достаточной финансовой базой в виде каналов добровольных пожертвований и самостоятельных коммерческих бизнес-структур, систематизированными данными на массив джихадистов, прошедших через «Мактаб-аль-Кидамат», активно действующей военно-полевой инфраструктурой в виде лагерей по подготовке боевиков, кадровым потенциалом, представленным арабскими, пакистанскими и другими инструкторами, имеющими значительный боевой опыт диверсионно-партизанской войны, крупными вербовочными центрами за пределами Афганистана.

В 1989 году пути Усамы и А.Аззама по неизвестным до сих пор причинам разошлись, и последний вскоре погиб в результате нераскрытого покушения. Завершившаяся с выводом советских войск война в Афганистане дает возможность Усаме бен Ладену с триумфом вернуться в Саудовскую Аравию. Приезд человека, снискавшего славу в афганской войне и ставшего весьма популярной личностью среди радикальных исламистских кругов, вызвал некоторые опасения королевской семьи. Серьезно изменившийся за годы пребывания в Афганистане Усама был уже не тот молодой юноша, которого помнили во дворе саудитов. Перед ними предстал закаленный в боях и противостоянии джихадист, убедившийся в возможности осуществления победоносной священной войны. Но главный враг - Советский Союз - покинул Афганистан и огромная энергетика джихада, вырабатываемая все годы войны американскими и другими «электростанциями», оказалась в замкнутом пространстве и ее критическая масса стала искать выхода для выплеска своей накопившейся мощи.

Королевская семья Саудовской Аравии, довольно быстро сделав выводы о неконтролируемости Усамы и возможных последствиях его деятельности, предпринимает шаги к избавлению от источника потенциального беспокойства. Первыми действиями властей стали акции, направленные на лишение его гражданства. Правоохранительные органы, не обременяя себя объяснениями, изымают у Усамы паспорт. Резкое ухудшение взаимоотношений между сторонами находит дальнейшее продолжение перед началом вторжения Ирака в Кувейт. Встревоженный планами Саддама Хусейна, бен Ладен в 1990 году, за несколько месяцев до вторжения, предложил королю Фахду использовать формирования «Аль-Каиды» для охраны границ страны. Но когда король, носящий титул «служителя двух Святых мест», вместо ответа на инициативу УБЛ, призвал для защиты американские войска, это послужило заключительным поворотным моментом и Усама оказался на стороне враждебных саудовскому режиму кругов, считавших недопустимым присутствие США на Священной земле. Заподозренный властями в заговоре, УБЛ в апреле 1991 года бежит из Саудовской Аравии в Пакистан, затем оказывается в Афганистане и к концу года прибывает в Судан к Хасану ат-Тураби - лидеру движения «Национальный исламский фронт», которого многие считают одним из вождей исламистского радикализма, создавшего крупную сеть военно-тренировочных лагерей в стране.

С этого времени начался большой поворот в жизни человека, которому предстояло стать врагом номер один Соединенных Штатов. Как и многие другие исламистские активисты, обласканные саудовской системой в 80-е годы, он радикально порвал с ней и ее американским покровителем во время войны в Заливе, ускорившей раскол внутри движения. Осев в Судане, куда вскоре в поисках убежища приехали тысячи «джихадистов» из Афганистана, он присоединился к коалиции разношерстных сил, которых Тураби пытался в то время сплотить воедино с помощью четырех арабо-мусульманских конференций, проходивших в Хартуме с 1991 года. Собирая вокруг себя всех (панарабистов, «Братьев-мусульман», радикальных исламистов), кого объединяло озлобление против операции «Буря в пустыне», Тураби помышлял о создании полюса, враждебного саудовской и вообще консервативной концепции мирового исламизма, извлекая выгоду из послевоенных шатаний и расколов.

Деятельность УБЛ помимо активного участия в мероприятиях Тураби, была также направлена на обновление и дальнейшее формирование собственного кадрового потенциала. С этой целью Усама обратил внимание на Пакистан, где окопались и остались не удел еще много моджахедов, участников войны в Афганистане, обладавших большим боевым опытом. Оттуда Усама вытаскивал не только ветеранов афганского противостояния, но и джихадистов, создающих серьезные проблемы и ставших по различным причинам неугодными пакистанским властям. Финансовый потенциал позволял УБЛ осуществлять переброску джихадистов в Судан и на свою историческую родину в Йемен, в котором возникло и набирало силу мощное исламистское движение.

Приобретение Усамой бен Ладеном к 1994 году заметной антисаудовской позиции послужили причиной лишения его гражданства Саудовской Аравии и последующей организации совместных мер на межгосударственном уровне, направленных на выдавливание его из Хартума, которое особенно усилилось после неудавшегося покушения на Египетского президента в Аддис-Абебе в июне 1995 года. Официальный Хартум не выдержав международного давления уступил и вынужден был просить УБЛ покинуть Судан. Таким образом, летом 1996 года Усама бан Ладен снова оказался в Афганистане.

В этом ракурсе событий, весьма интересно выглядит позиция спецслужб США, точнее его бывшего высшего руководства. В своих мемуарах экс-директор ЦРУ Дж.Тенет пишет: Национальное разведывательное сообщество, работавшее по созданию «виртуальных резидентур», так называемых «станций», находившихся за пределами штаб-квартиры ЦРУ, все чаще стало получать информацию о тогда еще малоизвестном Усаме бен Ладене. ЦРУ выявило следы деятельности УБЛ в начале 90-х годов, когда он руководил финансированием других террористических организаций. ЦРУ доподлинно не было известно, чем занимался этот проживавший в Судане изгнанник из Саудовской Аравии. Еще в 1993 году ЦРУ объявило Усаму важным спонсором исламистских террористических движений. Мы знали, что бен Ладен финансирует военизированную подготовку религиозных бойцов из арабского мира в столь разных станах, как Босния, Египет, Кашмир, Иордания, Тунис, Алжир, Йемен. Впервые УБЛ установил контакты со многими исламистскими экстремистами, которые впоследствии составят базу организации получившей название «Аль-Каида», в Афганистане в конце 80-х годов, во время войны за изгнание советских оккупантов. В интервью, которое УБЛ дал СМИ в 1988-м, он рассказал, как однажды у самых его ног упала мина, выпущенная из советского миномета. Когда снаряд не взорвался, рассказывал бен Ладен, он понял, что получил знак от Бога, который требовал, чтобы он сражался со всеми врагами ислама. Вскоре после этого бен Ладен стал тратить личные средства на подготовку и оснащение воинствующих «афганских арабов» для ведения священной войны или джихада, которая распространится за пределы Афганистана и, в конце концов, охватит весь мир. Поклонники теории заговора из Интернета до сих пор поддерживают слух о том, что во время афганской войны бен Ладен, так или иначе работал на ЦРУ или имел неформальные контакты с американскими должностными лицами в то же время. Позвольте мне категорически заявить: во время злополучного вторжения СССР в Афганистан у ЦРУ не было никаких контактов с бен Ладеном.

Находясь в Судане, Усама бен Ладен занимался не только организационными вопросами, связанными с переброской боевиков и укреплением боевой структуры организации. Серьезное внимание уделялось укреплению и дальнейшему развитию финансовой инфраструктуры. После отбытия в Афганистан в 1996 году, Усама оставил в Судане ряд успешно действующих компаний и корпораций, составлявших в числе многочисленных компаний, рассредоточенных в мире, финансовый фундамент «Аль-Каиды», на которых, в числе других, работали ветераны афганской войны. Они на начальном этапе и будут в числе первой волны обновленного оперативного состава «Аль-Каиды».

В июне 1996 года на территории Саудовской Аравии в Хобар-Тауэрс был совершен террористический акт, унесший жизни 19 американских солдат. Ответственность за теракт не взяла на себя ни одна террористическая организация, а попытка привязать к теракту Усаму бен Ладена осталась безответной. Ответственность на себя он не взял и в августе следующего года, озвучив в средствах массовой информации «Декларацию о джихаде» против американцев, она называлась «Изгоните многобожников с Аравийского полуострова». В декларации отображались вопросы оккупации американскими войсками двух Святых мест ислама, их изгнание путем джихада, который является долгом каждого мусульманина. Усама призывал к преодолению разногласий и объединению правоверных против оккупантов и пособников «сионистско-крестоносного альянса» - семьи Саудитов.

Было бы по меньшей мере наивным полагать, что декларация Усамы будет немедленно взята на исполнение и по всему Аравийскому полуострову прокатится волна акций против оккупантов с одновременными попытками свержения королевской семьи. Провозглашенный бен Ладеном поход против врагов ислама не мог иметь той мощной стратегической поддержки, которая существовала в период джихада в Афганистане, так как в данном случае врагом был не атеистический Советский Союз, а по сути две империи. Одна из них - мировая держава США, другая - нефтяная империя и монархия, символ исламского мира Саудовская Аравия. По сравнению с СССР, это были другие полюса, против которых одними лозунгами джихада добиться поддержки практически невозможно, даже со стороны наиболее радикальных экстремистских организаций. Одним махом преодолеть синдром выступления против страны и режима, каким бы он ни был, но все же олицетворявшего собой центр исламского мира (даже если он держится на нефтедолларах) еще долго будет многим не под силу.

Талибский Афганистан, предоставивший убежище Усаме бен Ладену и создавший для него режим максимального благоприятствования, в идеологическом аспекте, уже не в достаточной степени отвечал планам лидера «Аль-Каиды», стремившегося к прорыву в мировое пространство. Расширение идей джихадизма путем привлечения на свою сторону террористических и экстремистских организаций с последующей их радикализацией отныне становится одной важнейших задач «Аль-Каиды», с которыми она будет успешно справляться длительное время.

В феврале 1998 года бен Ладен создает «Международный исламский фронт джихада против евреев и крестоносцев». Под поднятым «Аль-Каидой» черным флагом оказались: египетская группировка «Аль-Джихад» (Айман аз-Завахири), египетская «Аль-Гамаа аль-Исламийя» (Абу Яссир Ахмад Таха), пакистанская исламская организация «Джамиат-и улама-и Пакистан» (шейх Мир Хамза), пакистанское движение «Харакат аль-Ансар» (Фазлул Рахман Халил), движение «Джихад» из Бангладеша (Абдель Салям Мохаммед). Они скрепили своими подписями учредительный документ, в котором были уже ранее озвученные обвинения против «евреев и крестоносцев». Соответствующая фетва гласила, что «что на каждом мусульманине, способном воевать, лежит индивидуальная обязанность (фард дайн) убивать американцев и их союзников, гражданских лиц и военных в любой стране, где это только возможно».

По логике вещей, создание подобной структуры означало появление транснациональной террористической сети, и что в ближайшем будущем следует ожидать серьезных изменений в системе международного терроризма, появлении новых масштабов, планов, форм и методов в их деятельности, а также смещения акцентов в планировании и реализации террористических атак.

Директор ЦРУ Дж.Тенет в одном из личных писем президенту США, датированном 19 декабря 1998 года, пишет: «Я глубоко озабочен последними разведывательными сообщениями, указывающими на то, что Усама бен Ладен планирует вскоре совершить еще один удар по американским гражданам или американским объектам…Возможно, через несколько дней. Одним из заместителей бен Ладена в приказах, отданных членам «Аль-Каиды» в Восточной Африке и призывающих завершить свое дело, использованы кодовые слова, которые мы связываем с террористическими акциями». К этому времени «Аль-Каида» уже развернула свою сеть и контакты с суннитскими экстремистскими организациями более чем в 60 странах мира и перешла в фазу подготовки террористических акций, направленных против США и ее ближайших союзников.

Необъявленная война ЦРУ против «Аль-Каиды» продолжала развиваться по нарастающей. Спецслужбы США развернули охоту за Усамой бен Ладеном непосредственно на территории Афганистана, с активным применением новейших технических разработок, в частности беспилотного летального аппарата (БПЛ) «Predator», позволявшего получать видеосъемки в режиме реального времени. Это давало возможность недавно созданному Контртеррористическому центру (КТЦ) ЦРУ, находясь в Вашингтоне, принимать быстрые решения исходя из полученной информации. В этом смысле довольно примечательными выглядят некоторые действия и позиция ЦРУ по отработке полученной информации: в феврале 1999 года КТЦ получает разведданные, из которых следовало, что бен Ладен в компании нескольких шейхов из Объединенных Арабских Эмиратов находится в охотничьем лагере на юге Афганистана. И снова были люди, в надежде ликвидировать бен Ладена, желавшие, чтобы США стерли это место с лица земли. Если к тому же будет убито несколько арабских властителей – ну что же, это будет расплатой за то, что они водятся с такой личностью.

7 августа 1999 года два синхронных взрыва разрушили посольства США в Найроби (Кения) и Дар-эс-Саламе (Танзания). В результате первого теракта погибли 213 человек (в том числе 12 американцев) и более 4500 получили ранения, итогом второго стали 11 погибших и 85 раненных (никто из американцев не пострадал). Власти США незамедлительно обвинили в них бен Ладена после ракетной атаки 20 августа, уничтожившей химический завод в Хартуме и тренировочные лагеря в Афганистане. Уничтожение завода «Аш-Шифа» в пригороде суданской столицы должно было выглядеть как акт давления на суданское правительство, поскольку обвинения в том, что на этом заводе изготавливались опасные химические вещества, предназначавшиеся для бен Ладена, так и не получили вещественного подтверждения. Что касается афганских лагерей, подвергшихся бомбежке, то в них находился не бен Ладен, а пакистанские активисты, готовящиеся воевать в индийском Кашмире. Американские меры возмездия встретили осуждение во многих мусульманских странах и вызвали осторожную отрицательную реакцию со стороны ряда традиционных союзников США. В Пакистане они переросли в настоящий культ Усамы бен Ладена, портрет которого красовался во всех манифестациях, устраивавшихся радикальными суннитскими исламистами. Голова обвиненного в заговоре Усамы была оценена властями США в 5 млн.долларов. Тому, кто предоставит точную информацию, которая позволит задержать разыскиваемого, можно было надеяться на получение этой суммы.

Находясь в одном из своих убежищ в Афганистане, Усама дал интервью газете «Тime», где сказал: «Наша работа состояла в том, чтобы побуждать к действиям, по милости Аллаха мы ее выполнили, и некоторые люди ответили на это побуждение». В очередном интервью «АВС News» бен Ладен отрицал свою причастность к этим акциям, но выразил поддержку некоторым из подозреваемых. Тем самым, Усамой оставлялась некая возможность, для возникновения сомнений в его прямой причастности к терактам в Африке.

Благодаря средствам массовой информации, террор, как действо, превратился в огромный и грандиозный спектакль, где каждому была отведена своя роль и свое время выхода на сцену. В главных ролях к началу нового тысячелетия оказались «Аль-Каида» в лице Усамы бен Ладена и США в лице ЦРУ. Между ними и разворачивалось главные события, где другим участникам в лице многих государств мира, международных организаций, структур и прочих, по сценарию отводилась роль, лейтмотивом которой был лозунг «кто не с нами, тот против нас». Но было бы уместным отметить, что развязанная против «Аль-Каиды» информационная война имеет и обратную сторону. Отличить сегодня выплескиваемые информационные потоки от реальной деятельности Усамы бен Ладена и «Аль-Каиды» практически невозможно, и в этой связи весьма высока вероятность привязки к «Аль-Каиде» спецслужбами практически каждой резонансной акции в любой точке мира, или действий конкретного лица.

Краткие итоги состояния в прошлом доморощенной «Аль-Каиды» к концу ХХ века были для спецслужб США неутешительными. Перед ними предстала организация, состав которой цементировали египетские террористические организации с большим боевым опытом и ветераны афганской войны. Имевшая отдельные черты ведомственной структуры, состоявшей из нескольких комитетов (наиболее важные: религиозный, военный, финансовый), «Аль-Каида» одновременно представляла гибкую децентрализованную систему управления, при необходимости. Существовали постоянные, устойчивые и крупные источники финансирования организации, не только в виде пожертвований частных фондов и лиц, но и активно действующие корпорации, бизнес-структуры и финансовые группы. К числу альтернативных финансовых источников относились контрабандные операции с драгоценными металлами, наркотиками и оружием. Кадровый состав «Аль-Каиды» объединял не только оперативников, способных планировать и осуществлять крупные и тщательно подготовленные акции в любых частях света, но и духовенство, военных, медицинских, научно-технических работников, соприкасавшихся с фундаментальными науками в области химии, физики, биологии. Принятый в обществе стереотип безграмотного террориста был нивелирован присутствием в составе «Аль-Каиды» студентов и выпускников ведущих европейских и американских университетов, не имевших проблем с властью и правоохранительными органами. Особым почерком «Аль-Каиды» была идеологическая и вербовочная работа, позволявшая не только устанавливать контакты с экстремистскими организациями и террористическими группами, но и впоследствии, предварительно радикализовав, полностью «ассимилировать» их. Созданная «Аль-Каидой» сеть военно-тренировочных лагерей успешно функционировала в Афганистане, Пакистане, Судане, на Кавказе, Балканах. По разным данным, «Аль-Каида» располагала законспирированными ячейками в нескольких десятках стран мира, где одновременно имела контакты с местными экстремистскими организациями.

Роан Гунаратна - известный международный эксперт в области терроризма, бывший старший аналитик Отделения ООН по предотвращению терроризма (UN Terrorism Prevention Branch) - утверждает, что многие ранее известные террористические группы избирали борьбу против одной страны или небольшой группы стран. «Аль-Каида» стала исключением ввиду идеологической базы, сформированной и заложенной Абдуллахом Аззамом еще в 1987 году, доказавшей свою способность к адаптации в быстро меняющейся мировой системе общественно-политических и религиозных отношений.

Приближение нового тысячелетия для ЦРУ сопровождалось получением разведывательной информации о подготовке «Аль-Каиды» к множеству спланированных атак, однако место и время их было не известно. Следовало бы сказать, что в этот период не только США, но и другие государства вели свою работу по противодействию терроризму. 6 декабря 1999 года спецслужбы Иордании задержали группу, планировавшую совершить нападение на туристов, проживавших в отеле «SAS Radisson» в г.Амман. В планы террористов входило применение самодельных взрывных устройств и отравляющих веществ. В процессе расследования была установлена связь террористов с руководством «Аль-Каиды». Разведка Иордании устами своего способного руководителя Сами Баттихи сообщила ЦРУ, что люди из этой группы имели прямые связи с Усамой бен Ладеном.

12 декабря 2000 года эсминец ВМС США «Cole», стоявший в порту Адена, был атакован начиненным взрывчаткой катером под управлением террористов-смертников. В результате погибло 17 моряков, а военный корабль получил серьезные повреждения. Этот теракт был приписан «Аль-Каиде», но ни разведке США, ни проведенному расследованию не удалось добыть прямых доказательств причастности Усамы бен Ладена и «Аль-Каиды» к совершенному нападению. Однако по логике вещей кто-то должен был нести ответственность за совершенные акты против США, и «конечным вопросом, который надо было решить политическим руководителям США, был вопрос о том, какие стандарты доказательств будут применять прежде, чем США пойдут на применение силы. Этот стандарт всегда должны задавать политические руководители, поскольку, в конечном счете, именно на них ложится ответственность за предпринятые действия». Вскоре мировому сообществу предстояло собственными глазами увидеть эти стандарты и меру ответственности новой администрации США.

12 декабря 2000 года Верховный Суд США 5 голосами против 4 принял решение о том, что будущим президентом США станет Джордж Буш.

Для Соединенных Штатов в числе особых аспектов противодействия «Аль-Каиде» стояли отношения с Пакистаном, так называемая «пакистанская проблема», представлявшая собой характер взаимодействия между администрацией Белого Дома и правительством ИРП, ЦРУ и ISI. Было понятно и очевидно, что без влияния и давления на талибов, создавших самые благоприятные условия для «Аль-Каиды» в Афганистане и Пакистане, нанести эффективный урон созданной Усамой инфраструктуре никак не удастся. А это было возможно только в случае полного взаимодействия с разведорганами и армией Пакистана. Но в отличие от аналитиков разведсообщества США, планировавших операции против «Аль-Каиды», пакистанцы довольно ясно представляли себе последствия полного и открытого вовлечения в борьбу против талибов на стороне США. С одной стороны - проблема Кашмира и, в целом пакистано-индийские отношения, стоящие на грани военных столкновений, с другой - внутренняя ситуация в стране, связанная с ролью и деятельностью и движения «Талибан» и других экстремистских организаций, занимавших заметное положение в обществе. Исходя из вероятных перспектив талибанизации страны, правительство Пакистана предпочитало держать талибов в поле зрения и ограничиваться периодическими акциями против них, носивших скорее демонстративный характер и не наносивших серьезного ущерба ни талибам, ни «Аль-Каиде». Своему союзнику США, с которыми за последние годы некогда крепкие отношения заметно охладели, Пакистан предпочитал предоставлять отрывистую и фрагментарную информацию по «Аль-Каиде», не игравшую существенную роль в противостоянии с терроризмом.

Директор ЦРУ Дж.Тенет отмечал, что генерал руководитель пакистанской разведки Махмуд Ахмед был своего рода символом проблемы: «9 сентября 2000 года я встречался с ним за ланчем и попытался выяснить у него кое-какие подробности о мулле Омаре - самом рьяном защитнике бен Ладена в руководстве режима талибов. Махмуд заверил нас в том, что Омар – это человек, который желает афганскому народу только лучшего…Собственно говоря, защита муллы Омара была типична для Махмуда. Хотя за обеденным столом Махмуд мог быть очень милым господином, когда речь заходила о «Талибане» и «Аль-Каиде», он становился непреклонным… Более того, нам следовало полагать, что устами Махмуда говорит его босс, генерал Первез Мушарраф… Самым большим, что мы могли надеяться получить от Мушаррафа и Махмуда, было то, что они как бы не заметят наших действий против арабского присутствия в Афганистане, каковы бы эти действия ни были... Единственным предложением, которое было сделано Махмудом, было предложение подкупить главных должностных лиц талибов и таким образом вовлечь их в захват бен Ладена».

Последующие события покажут, что попытки ЦРУ выйти на талибов, осуществить акции по внесению внутреннего раскола, будут обречены на провал. Мулло Омар и Талибан останутся верными союзниками Усамы бен Ладена и Аль-Каиды, приняв на себя удар военной мощи США после событий 11 сентября.

Асет Аскаров

Источник – «Время Востока» (РФ), 16/04/09.

Все книги

О нас

Создание интернет-сайта «ИнфоЦентр «Антитеррор»» (www.kgcentr.info) является одним из компонентов проекта «Освещение темы экстремизма и терроризма в СМИ Кыргызстана», осуществляемого при помощи датской организации «Международная поддержка СМИ» (IMS). Полный текст

Мнения и комментарии

Эксперты

Авторы

Партнеры